Наталья Ларина
Шляпка Королевы и Мрачные дни
Часть третья
Корабль зашел в гавань, как только на улицы опустился туман, сроднившись с мелкими каплями моросящего несколько дней дождя. Все это напомнило Сказочнику праздничную упаковку подарков из кучи коробок. Сверху был хрустящий Ноябрь, внутри продрогший вечер, его оборачивал туман, в котором, как конфетти застыли холодные капли, а в глубине, томясь от такого же мрачного настроения, кто-то был... Сразу же стало неуютно.

Кого еще принесло в наш городок?

Белоснежный корабль легко скользил по спокойной глади воды, которая пыталась поймать в отражение золотые завитки, украшавшие нос сказочного судна. Ветер перелистывал разноцветные флаги, натянутые между мачтами. Паруса были уже убраны и команда неспешно опускала якорь.

Сказочник понял, что они здесь надолго. Маленькие огоньки горели в сумерках словно испуганные кошачьи глаза, окутывая желто-оранжевым светом белую большую трубу парового двигателя. - А паруса тогда ему зачем? - громко подумал Сказочник.

Словно застыв в ожидании, когда лиловое небо скроет фигуру на верхней палубе, никто не заметил как матросы в белых кителях бесшумно спустились к перилам. Они свысока поглядывали на притихшие волны, которые несколько минут назад пытались поглотить небо и заставить облака плыть в обратном направлении. Что-то было не так.

Раздался громкий выстрел. Пушки палили в гавани, только когда на борту была Королева. «Логично. Не на воздушном шаре же ей путешествовать?» - Эта догадка расставила все по местам - Ее Величество на один день станет Героиней сказки.

- А почему так недолго?

- Потому что не надо каждый день спасать мир. Надо просто делать свою работу. И работать Королевой.

Сумерки неторопливо стирали линию горизонта и мелкие черточки брусчатки под ногами. Скоро в воздухе остался только сдавленный всплеск прибрежных волн и гнетущая тишина безлунной ночи.

Сон все ускользал и только под утро, измучив подушку, Сказочник понял, что в этой истории не было чаек.

Розовый утренний свет легко очертил крыши и, озорником попрыгав по зеленой от времени черепице, запутался в темных ветвях. Снег тихо падал мягкими хлопьями и скоро ветки деревьев, крыши домов и темные улицы принарядились к ее появлению.

Маленькая черная карета была запряжена четверкой серебристых лошадей. Их гривы трепал ветер и черные пятна на коже рассыпались словно далекие звезды на северном небе. На грациозных шеях королевского экипажа мерцали снежинки, а карета неспешно поворачивала на мощеную камнем замерзшую улицу.
Три лошади темной масти гордо несли всадников в красных драгунских мундирах. Конечно, они считали себя самыми важными звездами. Но что-то я не припомню лошадиных созвездий... За ними гордо вышагивал целый оркестр барабанщиц и трубачей.


Серебристые пары бережно тащили свой венценосный груз и были меньше подвержены самодовольному пафосу. Впереди были еще три квартала встревоженных жителей, которые встречали Королеву. И лошади, будто вздыхая, встряхнув сизыми гривами, продолжили чеканить шаг по заснеженной брусчатке.
Маленькие яркие флажки смешивались с лицами и улыбками. Королева тонула в пестрых волнах сияющих глаз, протянутых рук и цветов. Она снова была один на один с морем.

«Почему люди хотят стать морем? Зачем ждать кого-то в толпе?» Этого Сказочник не понимал. Утром он привычно пил кофе за столиком кафе, которое ютилось на берегу канала уже триста с лишним лет. Сегодня здесь было пусто.

Сначала исчезли чайки, а теперь и туристы пропали?

Королева была спокойна. Еще не пришло ее время. Она куталась в шерстяную шаль серого... опять серого? Ну хорошо, какого-то бесцветного оттенка, которая не очень-то и согревала. Тонкий желтый шарфик оттенял блеск некрупных серьг и слегка освежал полосатый пиджак. Королева была одета под стать погоде - туманно с проблесками солнца... Она привезла его с собой!

Но ни один луч не выскользнул из-под соломенной шляпки. Сказочник присмотрелся и, неосторожно глотнув горячий кофе, закашлялся - сегодня на Королеве было две шляпки!

- Почему сразу не восемь? - он тут же представил фетрово-соломенную башню кокетливо подвязанную огромным шелковым бантом.

- Потому что красиво,- крякнула утка рядом и взлетела на край тротуара. - То же мне, Фантазер.

- Ну вот опять... - сказочник раздраженно пожал плечами и полез в карман за монетками в надежде на быстрое бегство.

- Сегодня будет отличная погода, - не унималась утка.

- Конечно. Уже и ты в метеорологов не веришь. Две шляпки - верная примета: или Она замерзла, или не видать нам солнца,.. как ее первой шляпки!

- Цветы возьми, Рыцарь унылого образа, а то завянуть можно от одного твоего взгляда. - утка поковыляла дальше.

А Сказочник неожиданно осознал, что у него тоже есть «убойная суперсила», хоть и действующая пока только на цветы. А что? С этим можно работать, развивать, читать лекции. Главное, правильная мотивация.

А как прикажете мотивировать Королеву?

Робин Гуд подстерег бы ее в темном лесу и крикнул из-за угла: «Отдай Солнце!» Она, конечно же, испугалась бы и отпустила солнце. Робин тут же сгорел бы в его лучах. И никаких больше разбойников. Плохой сюжет. Надо, чтобы никто не пострадал. Может шахматы? Но Королева всегда ходит как захочет.

- Да уж ситуация патовая...

- И клетчатая. Долго сидеть будешь?

- А если просто попросить? «Ну нам же на всех! Нам нужнее... Мы поделимся!»

- Ага, каждый растащит по крупице Солнца и будут все в темноте сидеть? Мрачные дни.

Сказочник не мог вспомнить, когда он придумал эту утку. И почему опять какие-то птицы манипулируют его логичным и рациональным мозгом?

Почему не единороги в конце концов?

- Вот ты - веришь в единорогов?

Сказочник уже начинал терять терпение.

- Вот и они в тебя не верят. Все верно.

- Выходит, я верю в говорящих уток?

- Возьми перо. Писатель. - ехидно наклонив голову, утка указала на длинное серое перо. - Королеве нужна история.

- Все истории - сказки: или о прошлом, или о будущем.

- Королеве нужна та, в которую поверят.

- А это уже пропаганда. Я не занимаюсь агитацией в среде сказочных персонажей. Слишком много обещаний и не понятно, где эти сказки заканчиваются. А я - старый романтик.

- Ты - старый графоман.

Сказочник нахмурился.
Утка не двигалась с места и прочесывала клювом крыло. Раскланиваться было как-то через чур невежливо и он, неуклюже поднявшись, зашагал вдоль канала, ни разу не обернувшись и не посмотрев на птицу.

В самом деле, где чайки?

Часы показывали полдень, но время словно застыло: в сером небе не было ни солнца, ни облаков, ни звезд. Небо сливалось с морем, которое неспешно било волнами о каменный берег пристани.

«Все решится сегодня, - спокойно пробормотал Сказочник, - история заканчивается».

Нет, он не собирался убить Королеву. Она играла весомую роль в его спектакле.

«Ну вот, скоро пьесы буду сочинять. Это никуда не годится. Надо срочно начать. Как начинаются сказки? «Однажды... Когда-нибудь... »»

- Кто-нибудь...

Сказочник испуганно обернулся, но в комнате не было ни чаек, ни уток.

Самое точное сказочное время - «однажды», а самый популярный персонаж - «главный герой». Почти личный бренд.

- Это просто бред.

Кто здесь? Кто-то невидимый? Или может говорящие жуки, сверчки, насекомые? Камин?

Огонь в камине потрескивал, а сказочные существа выходили из-под контроля и жили своей жизнью.

Такого не могло случиться. Кто-то должен был вдохнуть в них жизнь. Кто-то должен был их придумать. Откуда они взялись?

Солнечный луч скользнул сквозь пыльное стекло небольшого окна, вспыхнув легкой рябью на волнах и пробрался в комнату на втором этаже. Из темного угла на встречу Сказочнику вышла Королева.

Он вздрогнул: «Как к ней обращаться? Ваша Светлость? Ваше Сиятельство? - Она же сразу поймет, что я знаю ее тайну! - страх вспыхнул в глазах беспросветного циника. - О, Лунноликая! - Опять не то. - Ладно, подожду пока она заговорит.»

- А Бесконечная пауза сегодня не запланирована? - Вы принесли перо?

- Какие перья? А, ну да. Утиное, кажется. - уже и говорю как шекспировский актер.

- Что записать? - он невнятно пробурчал, - могла бы и сообщить о своем визите.

- Весь город ждал, я думала, вы тоже...

Хм... Сказочник всегда жил отдельно. Конечно, он жил в этом же городе, но никогда не считал себя его частью. Он был сам по себе. Над схваткой.

- Тогда вы не Сказочник. Вы - Репортер. - устало выдохнула Королева. - Пишите: «Сегодня в 13.00 над морем встало солнце и осветило город.»

«Попал под лошадь», - подскочил злобный Циник, - вот это Стиль, а Жанр, а Слог!!! — он уже успел нацепить очечки и сюртук. Сказочник хмыкнул. Эта часть себя ему определенно нравилась. - Что дальше?

- А дальше вы сделаете свою работу - придумайте что-нибудь. А я свою. - Она исчезла, сделав два шага в тень комнаты.

То же мне Светило! Светоч! Маяк!

Вот где она будет сегодня!

Старый маяк возвышался на маленьком плавучем буксире, на десять градусов левее того места, где Сказочник утром пил кофе и всматривался в темные волны. Они ритмично ударялись в темно-красные борта, над которыми возвышался огромный фонарь. Корабль-маяк идеален, чтобы увезти солнце!

Сказочник быстро оделся, завязал кашне и бросив последний взгляд на минутную стрелку, спокойно вышел из дома. Еще четверть часа, чтобы изменить мир. А сколько надо времени, когда у тебя запланирован подвиг?

Маяк вспыхнул неожиданно. Но Сказочник мгновенно понял, что свет отдаляется - корабль уходил в море. Что-то неумолимо тянуло его к Свету и он, поддавшись эмоциям толпы, бежал навстречу лучам яркого, обжигающего света и остановился только тогда, когда ледяные волны канала охладили его сердце. Вокруг прыгали с пристани, бежали, гребли на лодках и плыли из последних сил все те, кого он знал, и те, в чьих судьбах он не принимал участия, они появились здесь не с помощью его пера.

Солнце было для всех.

Ну не все так мрачно! Завтра придумаешь что-то еще. - Чайки с пристрастием и криками таскали джутовую шляпу. - Сказочник устало улыбнулся: «Они вернулись».

Made on
Tilda