Наталья Ларина
Море и Главный вопрос
Часть четвертая
Его пираты никогда не возвращались.
Они уплывали на кораблях, бежали с острова в рыбацких лодках, влекомые мечтой, духом странствий, затерянными сокровищами, приключениями и обещаниями новой жизни.

Никто не возвращался.

Сказочник задумался. Что было не так?

Почему нет историй со счастливым концом, слезливыми встречами в порту, возвращением в родные места, к людям, которые помнят и ждут?

Может они все-таки нашли мечту? - он задумчиво оторвал перо от бумаги. - Может, наконец, сбежали от проблем?

- Все умерли. - каркнул ворон. Сказочник вздрогнул. - А ты откуда знаешь? Ты же не попугай с пиратского галеона?!

- Все умрут! - еще пронзительнее прокричала птица.

- Ну, в метафорическом смысле, конечно, всех ждет конец. Но я его еще не написал. Даже я не знаю, чем все закончится.

- А ты тут при чем? Ты кто? КТО ТЫ???

У Сказочника потемнело в глазах, вокруг все закружилось и темные стены сомкнулись над головой. Темнота. Сказочнику захотелось бежать так быстро, как-будто от этого зависела его жизнь. В голове вспыхивали яркие картинки о сапогах-скороходах, летучем голландце, исчезающем зелье, прыжках в гиперпространство и многомерных тессерактах для перемещения во времени...

Сначала появился звук.

«Вернись на землю!» - пытался взять себя в руки угрюмый и разочарованный человек. Никогда еще мысли о смысле жизни не заводили его так далеко.

- Нельзя убежать откуда-то. Надо бежать куда-то. - ворону стало скучно. - Всему есть предел. Или его нет?

Сказочник понял, что сегодня больше не напишет ни строчки.

«А хорошо было бы загадать погоду на вечер. Чтоб без сюрпризов.» Но не все здесь подчинялось даже ему. Дождь моросил, ветер дул, ноги промокали, а легкий озноб продвигался по спине ближе к покрасневшим щекам.

Он шел не замечая мелких луж и не обращая внимания на окна, в которых уже горели свечи, а маленькие керамические собачки на подоконниках устало подмигивали прохожим.

«Брошу все. Они и без меня неплохо справляются. - Путешествия за три-девять земель, за три моря и вокруг света вдруг стали невероятно привлекательными. - Может, я тоже пират?!»

- Сокровищ на всех не напасешься! - ворону по-прежнему плохо давался психоанализ.

Еще ни одной птице не удалось поколебать уверенность Сказочника.

Он уже присматривал лодку. У нее был коралловый парус. Может когда-то он был карминовым, но сейчас тяжелая замша была скорее тепло-розового оттенка, что мгновенно убедило его принять решение и взойти на борт бирюзового цвета. Лихо отцепив швартовый, он перекинул канат вглубь лодки. Что он будет делать дальше, Сказочник не думал. Он - пират! Он только что похитил корабль!

... О чем я думал??? Здесь есть парус, но я не знаю как его ставить, есть весла, но я не умею грести, полно рыбы, но нечего есть, а вокруг целое море и ни капли воды... Бетонные стены снова стали надвигаться на крохотную фигуру в лодке. А на небе было ни облачка.

- И ты туда же? - голос послышался откуда-то сверху.

- В смысле куда? Туда же? - вынырнул из мрачных мыслей Сказочник.

- Мечты - они как вирус. Сейчас настоящая эпидемия! Удачного плавания и найди то, что потерял...

Последние слова он уже еле разобрал. Силуэт белого парусника таял вдали, он словно притягивал облака. Или это они хотели прокатиться на его мачтах.

- Помогите! - истошно завопил Сказочник, осознав, что сейчас проворонил свой единственный шанс на спасение.

Теперь он один. Совершенно один. И от него ничего не зависит. Никто не зависит. Нечего терять.

- Мираж... это был мираж, - успокаивал себя горе-пират. - Кто-нибудь?!

Чайки? Где вы, когда так нужны? Утки? Вороны? Золотые рыбки? - Тут он осекся. Рыбы, конечно, вряд ли отомстят, но аппетит проснулся и впереди уже маячила смерть от голода.

Где хотя бы один маяк? А звезды? Ничего нет. Кроме моря. Бескрайнего. Сказочник опустился на дно лодки и его слезы добавили морю еще немного соли.

- Я ничего не могу сделать! У меня нет ни бумаги, ни ручки. Даже пера, и того нет. - его окатывали волны безнадежности. - Все бесполезно. Все бессмысленно.

- Только бурное море делает из нас настоящих моряков. - услышал он снова. - Приближается шторм. Ты готов?

- Я? Шторм? Кто здесь?

Он кричал волнам так громко, что на мгновенье ветер стих в его ушах и в опухших, полных слез глазах отразился силуэт огромного пеликана. Он парил над лодкой и Сказочнику вдруг показалось, что птица была не рада видеть его живым. У нее были другие планы.

- Лети отсюда, - огрызнулся Он, - Не твое дело.

Еще вчера он пил какао за столиком на берегу канала, не мечтал о приключениях и смотрел на мир сквозь очки прожженного циника. Куда все это делось? Куда исчез суровый оценивающий взгляд, стальные нотки в голосе и характер, прочнее железобетонных конструкций на местной верфи?

Пеликана рвало. Сказочнику тоже стало плохо. «Птиц ведь не укачивает!»? Но рыбные кости продолжали сыпаться на палубу и застревать в щелях между досками. Две из них упали рядом и Сказочник заметил, что они срослись в замысловатую букву «F».

«Тут даже пеликаны блюют алфавитом, а у меня нет ни ручки, ни чернил.»

- Поднимай паруса - мы уходим в море!

- Но на небе ни облачка…

- Дождь уже выбрал тебя. Впереди - шторм. Он знает кто ты.

- Кто я? Даже я сейчас не знаю кто я. Где я?

- Неважно где ты. Это ты сейчас не изменишь. А вот кто ты - меняет всё.

Волны хлестали деревянные борта маленькой лодки. Уже не было видно разницы где небо, а где море. Сказочник успел развернуть выгоревший на солнце парус еще до первых порывов штормового ветра. Он обхватил руками мачту и перекинув нетолстый канат, привязал себя в ней. Последнее, что он помнил, как до боли сжимал странную кость и капли крови смешивались с пронизывающим холодом дождя. Он успел прокричать куда-то вверх: «Я - Ветер! Я - Шторм... Я - Море» и его лодку поглотила волна.

Теперь он тоже знал.

Потрепанные мокрые паруса больше не развивались, а ветер уносил потоки воды дальше.

- Нет судьбы, кроме той, что выбрало море.

- ... кроме той, что сам выбираешь. - поправил Сказочник.

- Вот станешь морем, тогда поговорим.

- В каждом из нас есть море. - В глазах заблестели слезы, а мысли вернулись домой раньше Него.

- Зачем возвращаться? Ты уже никогда не будешь прежним.

Осознание того, что он навсегда оставил себя в бескрайних волнах неожиданно захлестнуло Сказочника. Он понял куда исчезали пираты, когда истощались запасы рома, а карты с богатствами безумцев подсовывали очередной скелет. Они находили себя. Это было единственным сокровищем, которое дарило море. Но не каждый был готов его принять.

Пеликан взмахнул крыльями и бросился в воду за рыбой. Больше Сказочник его не видел.

- Ты нашел, что искал? - послышался знакомый голос. - Поднимайся на борт.

Королева приветливо улыбалась. Ее белоснежный парусник искрился в солнечных лучах, а золотые завитки на его носу по-прежнему нервировали Сказочника, который пошатываясь поднимался на палубу. Скоро они будут дома.

Made on
Tilda